Человек без границ

Недавно в комментариях мне задали такой вопрос:

"Правильно ли я понимаю, что если мама нарушала границы дочери и была своего рода абьюзером для нее, то во взрослом возрасте велик шанс привлечь к себе партнера-абьюзера? То есть, ребенок с детства привык, что его границы нарушаются, причем самым значимым для него человеком, то и во взрослой жизни он ищет такого же тирана, нарушителя границ? Или это работает по-другому?".

Давайте вместе разберемся с этим вопросом.

Если ребенок не чувствовал своих границ, они грубо нарушались, к ним не было уважения и они обесценивались, велик риск во взрослом возрасте попасть в отношения, где границы будут стерты. А это со-зависимые или токсично-со-зависимые отношения, то есть отношения, в которых человек без границ будет слит с другим.

Почему так происходит? Представьте себе ребенка лет двух. Он не хочет есть кашу, но никто не считается с его чувствами, никто не слышит его. "Тарелка должна быть пустой", - отрезает мать и уходит с кухни. И он остается один на один с этой кашей. Выкинуть нельзя, отругают, отказаться тоже, у него есть опыт, что мать эту кашу размазала ему по лицу, а потом он еще и в углу стоял за то, что отказался... Все это - нарушение границ ребенка, проявление насилия над ним.

И что делает ребенок?

Ест кашу, потому что нет выбора.

Потому что будет плохо, если он этого не сделает.

Потому что боится.

Это происходит годами и таких ситуаций может быть очень много. Терпит, глотает, закрывает глаза, перестает чувствовать. А вслед за этим стираются границы его личности.

Наш двухлетний малыш вырастает и с этим опытом приходит во взрослую жизнь. Он уже привык к тому, что происходило в детстве. С чем-то смирился, что-то забылось. И встречает токсичного или зависимого/со-зависимого человека. И это не пугает, потому что не кажется таким страшным, наоборот, кажется чем-то знакомым, близким, хоть и приносящем боль. Поэтому токсичные отношения не расцениваются как токсичные. Человек понимает это спустя годы, когда от самооценки, целостности, самоуважения не остается практически ничего.

Меня в вопросе зацепило слово "ищет". Да, возможно, ребенок с подобными травмами детства неосознанно привлекает в свою жизнь таких партнеров, чтобы удовлетворить свои потребности. Но парадокс в том, что такие отношения дают эту невозможность эти потребности удовлетворить. В опыте нашего двухлетнего ребенка, взятого за пример, не было безусловной любви и принятия. И нет позитивного восприятия этих переживаний (даже если бы они и были). Но зато есть опыт негативных переживаний. Именно поэтому с токсичными людьми все так "безопасно" и знакомо.

И даже если на пути такого человека встретится другой с позитивным опытом, наш двухлетний малыш в 20,30-летнем возрасте пройдет мимо него. Ведь с этим человеком он не сможет тогда переживать чувства, такие близкие и знакомые ему с детства: стыд, вина, обида, отвержение. Нет того накала страстей, той жизни на пороховой бочке, что была, когда ему было 2, 5, 10 лет. А может и больше.

Автор статьи: Анастасия Рагулина