Мать-абьюзер

Жертвами абьюза чаще всего становятся люди с низкой самооценкой и слабыми или отсутствующими границами. Задача родителей - научить ребенка правильно выстраивать эти личные границы.

Но нередко воспитание матери (или обоих родителей) имеет искажения в виде гиперопекающего поведения, либо контролирующего, властного, а порой и вовсе агрессивного (нередки случаи и того, и другого взаимодействия в отношениях "мать-дочь" или "мать-сын"). В обоих случаях ребенку сложно почувствовать свои границы, опереться на них.

Пожалуй, самым ярким примером абьюзных отношений являются отношения матери Шарлотты и ее дочери Эвы в фильме "Осенняя соната".

В фильме Эва говорит своей матери:

«Я была для тебя куклой в минуты досуга. Когда я болела или просто надоедала тебе, ты отправляла меня к няне. (…) Я безумно старалась тебе понравиться, но я была угловатая, глаза тусклые, безбровая, нескладная, худая, руки слишком тонкие, ноги слишком длинные. Я сама себе была противна».

Именно так чувствует себя ребенок, который воспитывается абьюзной матерью. Он всеми силами хочет понравиться ей, заслужить любовь и принятие, но в то же время не может это сделать, потому что мать оказывается эмоционально недоступной. Детям абьюзных матерей сложно сориентироваться в том, как относиться к самим себе и, как следствие, почувствовать свою ценность, свои границы в отношениях с окружающими. Вот что говорит Эва далее своей матери:

«Я дрожала от страха, что ты увидишь, что я безнадежно глупа. Я была подавлена, но осознавала только одно: во мне нет ни грамма себя, я ноль, я ничтожество. Таких ни любить, ни уважать нельзя. Я копировала тебя, твои жесты, твою походку. Даже наедине с собой я внушала к себе отвращение. Это была не жизнь, а кошмар. (…) Мне казалось, еще мгновение и я потеряю рассудок».

В случае гиперокающего поведения мать не дает ребенку свободы, которая необходима ему для полноценного и гармоничного развития, предугадывает его желания, заботится о нем, не дает ему пространства для самостоятельности, "душит" своей любовью.Так, мать Эвы, вернулась после своего путешествия с своему мужу и дочерям и пыталась наверстать упущенное за долгие годы своего отсутствия. Эва говорит:

"Ты донимала меня меня заботой с тревожными интонациями. Ни одна мелочь не ускользала от твоего взгляда".

При контролирующем, агрессивном поведении мать вторгается в жизнь ребенка, знает, как и что ему нужно, может проявлять жестокость, подавляя волю ребенка, делая из него "марионетку" с правильным поведением, которое удобно родителю/лям.

"Ты затаптывала нежность и и доброту, душила все живое, что встречалось на твоем пути".

Не чувствуя своих границ ребенок становится зависимым от матери, ему сложно жить своей жизнью. А в некоторых случаях процесс сепарации становится невозможным. Чем токсичнее мать, тем сепарация сложнее, ведь в процессе своего воспитания она идет на крайние меры и манипуляции, чтобы сделать ребенка "своим", зависимым и безвольным, внушив ему чувство вины и переложив ответственность за свое самочувствие, состояние, эмоции, здоровье на ребенка.

"Ты не понимаешь, у меня сильно болела спина, поэтому я уехала от вас, и ничем другим не могла заниматься, кроме как музыкой, - отвечает на обвинения мать. Меня саму никто не ласкал в детстве, я не видела проявлений любви, ко мне никто не прикасался. Обними меня, мне плохо..."

Это сильно напоминает отношения с абьюзером, где жертва чувствует полную зависимость от него, страдает от чувства долга, который невозможно будет выплатить. Идеализация, надежда на лучшее ("стоит только постараться и все будет хорошо"), отрицание негативных качеств и последствий воспитания не дает человеку во взрослом возрасте выработать свои правильные модели жизни и уйти от токсичного сценария, который был в родительской семье.

Даже если мать добивается своего, полностью подчинив волю ребенка, она не останавливается на этом и продолжает дальше разрушать личность ребенка. Почему? Потому что таким образом она отыгрывает свои собственные травмы детства, не давая себе отчета в том, как это влияет на его жизнь. Это ее история, ее травмы детства, с которыми нужно справиться, найти в себе силы выйти из этого.

«Твои слова говорили одно, а глаза другое. Я всегда чувствовала, что ты кривишь душой, я не могла проникнуть в смысл твоих слов. А твоя улыбка… Это было ужасней всего. Когда ты ненавидела папу, ты говорила ему: «Мой дорогой друг», когда ты ненавидела меня, ты называла меня: «Моя милая девочка» и улыбалась".

Эва в конце фильма спрашивает у матери: "Неужели мое горе - это твой триумф?", но не получает ответа. Хотим ли мы нести родительскую боль, родительскую травму всю свою жизнь или мы выберем свой, уникальный сценарий, в котором будем счастливы? Ответ в каждом из нас.

Автор статьи: Анастасия Рагулина