Нас выбирают, мы выбираем (об отказе клиенту на терапию)


Клиент выбирает психолога… Просматривает страницу за страницей фотографии психологов, читает отзывы о специалистах, заходит на их личные сайты. И вот ОН! Тот, который работает с твоей темой, со своей фотографии тебе симпатизирует. Тебе кажется, что он подходит тебе для работы. Ты набираешь номер, знакомишься, немного рассказываешь о своей истории, и хочешь попасть на прием. И психолог отказывает…

Почему? Как так?

У психолога есть тоже причины для отказа, так же как и у клиента – не прийти на следующую встречу. И не всегда они связаны с рамками его компетентности или большой загруженностью.

Поначалу, когда только психолог начинает работать с первыми клиентами, у него может быть иллюзия всемогущества, которая может выглядеть как «я знаю, что делать, я ему помогу». Или, как вариант, «я попробую его взять на терапию, может получится чего, жалко отказывать, ведь он у меня один такой». Это этап опробывания, нащупывания своих сильных сторон, своего стиля работы. Психолог только учится быть в профессии.

По мере расширения своего профессионального опыта, психолог начинает понимать рамки своей компетентности, более того, у него в практике выделяются темы, с которыми ему наиболее интересно работать, а не только хорошо получается. Это второй этап, который иногда называют нишеванием (от слова «ниша»). Человек заземляется в каких-то темах, которые ему близки, начинает позиционировать себя как «семейный психолог», «психолог, работающий с паническими атаками», «специалист по работе с депрессией».

Это опять же про рамки компетенции.

Но бывают случаи, когда клиенту приходится отказывать и по другим причинам. В моем случае это:

1. Я не беру в терапию людей, которые уже ходят к другому специалисту. Здесь не имеет значение подход другого психолога, количество встреч, которые клиент провел с ним. Пока не будут завершены отношения с другим специалистом, терапия не начинается. Это важно.

2. Я не беру в терапию людей, которых привели на прием свои близкие. Эта причина связана с отсутствием мотивации на работу первых. Но бывают случаи, когда человек остается в терапии сам, отпуская эту идею «вылечить» другого.

3. Я не беру в терапию детей без родителей, т.к. мой опыт показывает, что трудности ребенка – это результат его отношений с родителями и другими близкими людьми. Вместе – да.

4. Я не беру в терапию людей, имеющих различные психиатрические диагнозы и химические зависимости.

5. Я не беру в терапию людей, которые хотят попробовать, что такое терапия, ради любопытства и интереса. Я предлагаю своим клиентам не пробовать, а начать качественно улучшать свою жизнь уже с первой встречи.

6. Я не беру в терапию людей, которые за плечами имеют более 4-5 психологов за короткий срок. «Я ищу своего психолога, пока не определилась, но которые были – никто не смог помочь». Здесь много про обесценивание.

7. Я не работаю с супружескими парами, которые хотят отдельно друг от друга проходить у меня терапию. В этом случае я направляю одного из супругов к другому специалисту.

8. Я могу отказать клиенту в терапии уже в самом процессе совместной работы, если нарушаются мои границы (эмоциональные, физические) и правила сеттинга.

Процесс поиска «своего клиента» не ограничивается рамками компетентности. Это такой же путь, который проходит каждый психолог в процессе своей работы. Требуется время, чтобы понять, кто твой клиент, а кому ты имеешь право отказать без сожалений.

Автор статьи: Анастасия Рагулина